Дверь

Дверь

Дверь

 Анатолий Петрович, стыдливо звеня бутылками, открыл дверь.

Перед ним раскинулась уютная лесная поляна. Три мужика сидели на травке, что-то горячо обсуждая. Увидев обалдевшего Анатолия Петровича, мужики обрадовались.

- Петрович! Давай к нам! Мы уже закуски настреляли, пить пора! – возбужденно махнул рукой один.

Анатолий Петрович захлопнул дверь. Некоторое время он молча стоял, глядя прямо перед собой. Потом аккуратно взялся за дверную ручку, медленно нажал и осторожно опять приоткрыл  дверь.

Три могучих богатыря напряженно оглядывались по сторонам, явно кого-то высматривая. Заметив Анатолия Петровича, тихонько выглянувшего из-за двери, богатыри оживились.

- Ну Петрович, ну елки-палки! – глубокий бас всколыхнул воздух. – Сколько ждать тебя можно! Кони уже застоялись, трубы горят, бабы засиделись. Что там у тебя? Идем, пир горой устраивать будем!

На этот раз Анатолий Петрович  закрыл дверь не спеша, с толком, с чувством. Постоял, подумал. Услышал какой-то звон, и понял, что это стучат бутылки в пакете. Руки тряслись.

Наконец, он решился в третий раз. Резким движением распахнул дверь.

Обнаженная женщина лежала на кровати. Смятые простыни, откинутые подушки. Она призывно поманила Анатолия Петровича, застывшего на пороге.

 - Петрович, родненький! Иди сюда, дорогой мой. Я тут уже готова вовсю…Ну что, по-маленькой, для начала?

Громко хлопнула дверь. Анатолий Петрович мчался по лестнице вниз. В голове гулко стучало: «Бросаю. Пить. Никогда. Больше»

«И правильно», подумала дверь. Сколько можно, в конце концов? Пьяный Петрович имел дурную привычку бросаться в дверь стульями и вилками. Это больно и неприятно. Любое терпение когда-нибудь кончается. Дверь была довольна. Она приоткрылась, мелькнула женская рука, и пакет с бутылками исчез. Не пропадать же добру.