1

Солнце в апреле

1

Это был хмурый апрельский день. Один из тех, когда веру в то, что улицы вот-вот зальет солнечным светом, смывает дождь.
Марианна стояла посреди пешеходной улицы. Воздушные волны ее красного платья плавно переливались на ветру. В одной руке она крепко сжимала смычок, в другой – скрипку. Девушка творила музыку, хоть и посредственную. Но кто об этом узнает? На ней было лучшее платье.
Она улыбалась в исключительно редких случаях: когда краем глаза замечала цвет купюры поценней или статных мужчин. Напрягаться за звон монет и внимание проходимцев она не собиралась.
Марианна играла, но ее мысли были далеки от искусства. Она думала о долгах за квартиру. Их не погасить, даже если она будет проводить тут вдвое больше времени.
Вдруг, боковым зрением, она уловила широкоплечий силуэт, медленно приближающийся к ней. Марианна встрепенулась. Он - высокий брюнет с белоснежной улыбкой. Хорошо одет, а за спиной - огромный футляр. Кажется, контрабасист. Она принялась играть прилежнее, сосредоточилась на мелодии и улыбнулась. Но он прошел мимо, разбив ее трепетные надежды о безжалостное равнодушие.
Ей хотелось расплакаться. Где-то в груди пульсировал ком отчаянной жалости к себе, который быстро укротили внезапные низкие частоты контрабаса. От неожиданности смычок соскользнул со струн. Марианна обернулась.
Форменный мерзавец. Он остановился буквально в 30 шагах от нее и принялся играть на своем уродливом инструменте!
Внутри девушки из берегов выходили реки, взрывались вулканы и жгучая лава заливала все живое на своем пути. На деле же она отвернулась и вновь прикоснулась смычком к струнам. Она играла бесподобно. Толпа не смела сдвинуться с места. Люди смотрели на Марианну, а видели физическое воплощение музыки. Каждая новая нота отзывалась живой эмоцией на ее лице, а сама она извивалась подобно мурене. Когда же до ее слуха доносились звуки контрабаса – переходила к неудержимому форте, изо всех сил стараясь их заглушить.
Казалось, ничто на тот момент не было способно остановить ее. Но у скрипки лопнула струна, больно прервав музыкальный транс порезом. Наконец Марианна увидела толпу вокруг себя и забитое купюрами дно футляра. Тогда она жадно его схватила и направилась к контрабасисту, небрежно размахивая пострадавшим инструментом. Девушка остановилась напротив него, испепеляя его безумным взглядом. А он улыбался ей в ответ, продолжая монотонную мелодию.
Марианне хотелось закричать так сильно, что оставалось лишь уйти. Она успела отойти на незначительное расстояние, когда за спиной раздался глухой звук, который заставил ее обернуться. Мужчина порвал струну. И продолжал ей улыбаться.
Тогда она по-настоящему засмеялась: как в детстве, складываясь пополам и хватаясь руками за живот.
Через какое-то время их силуэты скрылись от глаз прохожих в лабиринтах улиц, залитых наконец солнцем.