ФЕВРАЛЬ

ФЕВРАЛЬ

ФЕВРАЛЬ

Антиподное лето. Февраль от жары разомлел,

развалился, разнежился на эвкалиптовом воздухе –

словно ящерка, что под окном распласталась на ворохе

заскорузлой листвы. На прожаренной этой земле,

прокалённой, калеченой засухой, чёрной – но заново

выпускающей жизнь на смолистую, жжёную паль –

на земле этой южной удушливо-пряный февраль –

ни пролётки, ни слякоти – будит несытое зарево

беспощадных пожаров. И дарит искристую синь

беззаботного пляжа, где шумно, и девочка пляшет

у останков рождественской ёлки. Раздет апельсин –

ароматное солнце. У берега – брызги и радуга.

Австралийский февраль – это жизнь. Он калечит и радует.

 

Что же, радуй, резвись. Буду ящеркой юркой лежать

на ладони у света, вдали от угара и сора,

даже зная – однажды сюда доберётся пожар –

и обнимет меня. Убаюкает. Может быть – скоро.