1

Калифорнийский сет

1

В камере было холодно и невыносимо одиноко. Лишь тишина и гулкий стук сердца в ушах.

- Бум, бум, бум.

Марк Тирро, сидел на старом вонючем матрасе, крепко прижав ноги к своей грудной клетке и смотрел на объедки своей последней трапезы. За окном медленно рассветало. Он знал, что скоро за ним придут. Его больше не станет. Как не стало его друга Энди. Они убили его.

Энди никогда не замолкал, он всегда что-то говорил. Тараторил без умолку, хотя, как всем известно это совсем не свойственно карпам. Особенно золотым. И уж тем более, когда тот набит мастером тату у тебя на правом предплечье.

Но однажды он заговорил. Застывший рот рыбы шевелился словно под тонкими извилистыми слоями волн и говорил много. Очень много.

Марк не испугался. Это, по его мнению, был самый яркий и значимый с любых точек зрений период в его жизни. Особенно когда Энди предложил поджечь суши бар, в котором работал Тирро.

Во время вынесения приговора в суде «работник года» узнал, что в пожаре погибло 23 человека. Марк не сожалел. Он с теплотой вспоминал, как стоял через дорогу от бара и смеялся на пару с другом болтуном над пылающими огнем людьми на заполненной криками улице.

В тюремной больнице у Марка обнаружили глазных червей, и провели курс лечения. Но он знал, что они лгут. Потому что на самом деле они решили сначала казнить Энди. Это их месть.

Золотой карп замолчал навсегда.

Последним желанием Марка перед смертью было поговорить с Энди, но вместо этого ему принесли филе лосося с картофельным пюре и зеленым горошком.