#микроСИНИЙ

Одуванчик

#микроСИНИЙ

Старик сидел на скамье в парке, поджав одну ногу под себя. Сидеть было жутко неудобно: ломило спину, тянуло шею, затекла рука. Но устроиться по-другому он не мог: на поджатой ноге не было ботинка, потерял. Летом он-то привык ходить босиком, но ближе к осени погода вынуждала озаботиться какой-никакой обувкой. Это для имущих осень — прекрасная пора, раскрашенная все оттенками жёлто-красных. Для него же осень — злая старуха-карга, умудряющая кусаться беззубым ртом.

 

Октябрь пока ещё не кусал — только пощипывал голую стопу. Холодный ветер забирался под штанину, забирая по крохам тепло. Яркое солнце на синем небе, как будто нарисованное детской рукой, успешно обманывало прохожих, ни капли не грея. Из птиц остались одни наглые вороны да взбалмошные воробьшки. Люди все куда-то спешили: быстро-быстро проходили по улицам, опустив голову, чтобы поскорее укрыться в надёжной крепости квартир.

 

Старик никуда не спешил. Он наблюдал. За воробьями и людьми, отмечая «старых знакомцев», переживал, если кто-то не появлялся в парке слишком долго. Вон на тропинке показалась девчушка в пальто и замотанная в шарф по самый нос. Сколько ей? Лет девятнадцать-двадцать? В начале лета она бродила по дорожкам пасмурная и чем-то озабоченная, хмуря высокий лоб. Старик тогда сорвал одуванчик, поднося его с шутовским поклоном. С тех пор они стали «знакомцами» и кивали друг другу при встрече.

 

Девчушка поравнялась со скамьёй и смущённо протянула старику пакет.

 

— Здравствуйте, пожалуйста, возьмите, не отказывайтесь! — пробормотала она скороговоркой и сразу убежала прочь.

 

Старик недоумённо полез внутрь, а потом долго глядел вслед девчушке, не обращая внимания на слёзы.

 

В пакете лежала пара чёрных крепких ботинок с мехом изнутри.