Как выглядит жизнь из окна трамвая

Как выглядит жизнь из окна трамвая

Как выглядит жизнь из окна трамвая

- Скажи, а как выглядит жизнь из окна твоего трамвая? - казалось жар от вспыхнувших щёк Макса, обжёг Лену даже через веб-камеру и экран простенького ноутбука.

- Прости, что? - Лена захлопала глазами, а затем нахмурила брови. - Ты о чём?

Макс в компьютере на фоне белой стены комнаты приблизился по цвету к тому самому бордовому шарфу лениной бабушки, который сама Лена получила в подарок месяц назад.

- Ты говорила... Мне интересно... Ты ездишь на трамвае... - он поправил ворот простой майки, коснулся пальцами подбородка и сразу же отдёрнул руку. - Дурацкий вопрос, да?

Его голос дрогнул, а Лена закивала и улыбнулась. Черноволосый и стройный Макс задавал много вопросов, всегда внимательно слушал и интересовался вещами, о которых Лена даже не думала: как пахнет у бабушки на даче, почему она общается через интернет, какие сериалы смотрела последнюю неделю или вот теперь - как выглядит жизнь из окна трамвая.

Иногда Лена чувствовала, как мурашки бегают по её телу. Такое же ощущение накатывало на неё во время просмотра сериалов о серийных убийцах, которых за последнюю неделю оказалось слишком много. А вдруг Макс из тех, что преследует людей? Вдруг он знает о ней слишком много? Но он задавал простые и необычные вопросы, искренне слушал и иногда рассказывал о себе.

- Почему ты спросил про трамвай? Там же бомжи воняют, а контролеры орут на безбилетников. И вообще, там вечно то холодно, как в морге, то жарко как в сауне.

А может он хочет узнать, где она живёт? Подобраться ближе? У него такой пронзительный взгляд и тени под глазами... Ладошки на коленках вспотели.

- Ты была в морге? 

От вопроса Макса у Лены впервые на неделю общения встали волосы дыбом.

- Не-е-ет. Просто там... холодно? – девушка в свои семнадцать даже на похороны ни разу не ездила.

Макс замахал руками и по экрану зарябило:

- Прости-прости! Не хотел тебя пугать. Просто... там я бывал. Не самое весёлое место для сравнения.

Он посмотрел в сторону, куда-то за ноутбук. Протянул туда руку, что-то щёлкнуло. Снова посмотрел на экран - этот вечно косой взгляд мимо камеры, чтобы видеть собеседника на мониторе. Улыбнулся.

Девушка глянула на иконку антивируса в правом нижнем углу экрана – знакомый программист сказал, что программа поможет не только от вирусов, но и от слежки. Значок успокаивал зелёной галочкой.

- Всё-таки мне кажется, что трамвай не сравним с моргом.

Лена покачала головой. 

- Ты странный, я тебе говорила?

- Да, вчера. И неделю назад. В своё оправдание лишь скажу, что не я такой, а жизнь такая.

Лена улыбнулась и поправила отросшие до плеч русые волосы:

- Оправдывайся-оправдывайся, - и резко наставила палец на экран. - Раз уж ты заговорил о своей жизни, расскажи, какой вид открывается из окна твоего "трамвая", - Лена сделала пальцами кавычки и сжала губы в забавную гримасу. - Мне тоже интересно.

- Не думаю, что тебе будет интересно, - Макс вжал голову в плечи.

- Не увиливай! - Лена погрозила лицу на экране пальцем. - Я хочу узнать о тебе и твоей жизни больше.

И, помолчав секунду, добавила:

- Или мы заканчиваем разговор. 

Она сложила руки на груди в неприступной позе, и чувствуя, как по спине ползёт холодок. 

Макс на экране изменился. Лена не сразу поняла, что случилось. Он выглядел .... старше? Губы выпрямились в строгую линию, глаза неподвижно уставились в камеру, прямо на Лену. Ушёл румянец и проявилась типичная для Макса, такая островатая бледность. Неужели он сейчас молча закроет крышку макбука и всё?

Лена еле качнула головой, с невыразимой просьбой остаться. 

- Хорошо. Я расскажу.

Девушка опустила руки и ощутила, как подмышками скатилось несколько капель пота. Она схватила крышку своего простенького ноутбука с распродажи и поправила, чтобы видеть каждое движение на экране.

- Я ни разу не ездил трамвае.

- Почему? - перебила Лена.

Макс посмотрел на неё, как учитель на любимую ученицу, которая назвала Москву страной или булочку овощем.

- Сорри! Молчу. Рассказывай.

Макс поднял голову к потолку и Лена увидела пульсирующую венку на его тонкой шее. Почему-то она почувствовала приятное тепло внизу живота.

- Ни трамвая. Ни автобуса. Ни даже такси - я не ездил ни на чём, что обычно используют люди. Лишь лимузин, - он грустно усмехнулся. - Я вижу мир лишь из окна лимузина.

- Но ведь это неплохо, - Лена ответила медленно и осторожно, словно неожиданно приехавшему в гости принцу или медведю. - Там комфортно, не пахнет, тепло. Наверное?

Она-то ездила только на общественном транспорте и ей приходилось выбирать между пахнущим бомжом в трамвае и духотой и давкой автобуса.

- Ага. А также молчаливый водитель, которому нельзя со мной говорить. Затонированные стекла, от сетки на которых вечно рябит в глазах и укачивает. А запах... я почти перестал его ощущать, но иногда, после чистки салона он вновь становится невыносимым!

Сжимая кулаки, Макс смотрел прямо в камеру, но при этом не на Лену, куда-то за неё и продолжал.

- Но даже на нём я езжу редко. Отец запрещает покидать дом без лишней надобности. Он говорит, в моём распоряжении целый этаж со всеми условиями, что ещё надо?

- Отец... запер тебя? - Лена закрывала рот кулачками, но вопрос всё равно вылетел. Она откинулась на стуле и судорожно вздохнула.

Макс протянул руку к экрану. Судя по звуку он погладил его. Её?

- Ты так переживаешь, - он улыбнулся, как довольный Ганнибал из Молчания ягнят. - Спасибо тебе. Ты даже представить не можешь, как мне это необходимо. 

У Макса что-то пикнуло. Он заглянул за экран.

- Извини, я на секунду. 

Он встал и ушёл за экран. Лене стало зябко, словно Макс, даже покинув поле зрения камеры, продолжал за ней следить.

Прошуршал ящик стола, зашелестели бумажки, раздался звук рвущейся упаковки. Звякнула баночка или стакан. Несколько мгновений тишины и лёгкий стон.

Лена дёрнулась и машинально приблизила лицо к экрану.

- Макс? Макс!? Всё в порядке? Тебе помочь?

Из-за экрана глухо раздалось:

- Интересно, как?

Макс вошёл в поле видимости камеры со сморщенным лицом и потирая рукой под ключицей. 

- Я в порядке. Спасибо, что тебе не всё равно. 

Девушка улыбнулась, но морщинка на лбу выдавала беспокойство. 

- Расскажи про своего отца. Почему он держит тебя дома?

- Он защищает меня. По крайней мере он так считает. 

- Но ведь это неправильно! Это же тюрьма! Какая защита?

В голове снова мелькнула мысль: а вдруг отец защищает не его, а от него? И она сейчас разговаривает с опасным человеком, позволяет ему втянуть себя в игру? Как в той серии, что она посмотрела буквально пару часов назад.

Нет, так нельзя, невыносимо!

- Секундочку, - она махнула Максу рукой, встала из-за стола и подошла к окну.

Заевшая ручка не хотела поворачиваться, а рассохшаяся рама - открываться. Со скрипом и стуком Лене удалось выдрать присохшее за зиму окно и впустить воздух в комнату.

Второй день на улице пахло не холодом, а влажной землёй. Ветер сменил направление и больше не выдувал тепло из прозрачных для него хрущёвок. Пустота вечерних улиц сменилась толпами гуляющих с детьми, пивом и друзьями людей. 

Лена простыла и уже неделю сидела дома, пропуская уроки и первый визит весны. Только благодаря скуке и обиде на собственное больное горло, она полезла в сеть общаться. И там нашла Макса. 

На улице подъехала машина с опущенными стеклами, из которых лилась не рэповая мешанина битов и слов, а мелодичная песня Reamon.

So beautiful and wild.

Из-за руля вылез кругленький сосед, оббежал машину, открыл пассажирскую дверцу и помог выйти жене. Та чмокнула его в нос и пошла к дому, прижимая к груди букет из белых ромашек. Сосед проводил её взглядом до самой двери и только после этого сел за руль, включил погромче музыку и рванул к гаражам. 

У них явно планируется романтический вечер. 

- На улице весна, - Лена вернулся к ноутбуку. - Всё гуляют, а мы с тобой сидим по домам. 

- Горло всё ещё болит? - спросил Макс.

- Уже лучше, но мама не выпускает.

- Понимаю.

Они помолчали. Лена изучала лицо на экране, не в силах понять, что испытывает. Она дважды пыталась открыть рот и спросить его, почему его заперли, но всё сильнее сжимала губы.

Пока не сдержалась:

- Тебе нравится весна? - ветерок с окна колыхнул её волосы. - Что тебе больше всего нравится в ней?

Макс склонил голову в бок. Вздохнул и вновь почесал ключицу.

- Я не знаю. 

- Как это? Как можно не знать, нравится ли весна?

- Ну, вот, не знаю, - тихо ответил парень.

- Что тебе вообще нравится, ты знаешь? Или ты псих, который нечего не испытывает?

Лена сказала это и зажала рот ладонью. Макс замер, опустив голову. А потом как врезал кулаками по столу, что его макбук подпрыгнул и повернулся немного в сторону.

- Дело не в этом! – закричал парень и Лена от страха сжалась в комок. Надо дотянуться до кнопки сброса звонка, но ей словно вкололи обездвиживающее и ни одна мышца не слушалась разума. - Я не псих и сижу дома не из-за этого!

Он вскочил со стула и убежал за кадр, по дороге, видимо, зацепив провод питания. Макбук повернулся и открыл Лене вид на комнату. Увиденное заставило её всхлипнуть и крикнуть в ответ:

- Нет, нет! 

Комната Макса представляла из себя стерильную палату: белые стены, покрытые плёнкой окна, медицинский аппарат, на котором судорожно прыгали красные цифры сердцебиения. Макс вставил в рот ингалятор и с шумом вдохнул. Красные цифры на экране позеленели и успокоились.

Парень повернулся к камере и покачал головой.

- Прости, что напугал. Я...

- Нет! Это ты меня прости! Я дура подумала, что ты... Дебильные сериалы, я их пересмотрела за эту неделю.

По щекам Лены текли слёзы, ей хотелось обнять Макса, побыть рядом. Коснуться его измученного затворничеством и болезнью тела.

Парень вновь сел на стул. Задумчиво поправил майку, скрывая медицинский катетер под ключицей. 

- Я действительно не знаю, нравится ли мне весна. Не успел почувствовать её. Мне нужен стерильный воздух и даже поездки в больницу планируются заранее, как военные операции. Это место, - он обвёл рукой комнату, - моя тюрьма и моё спасение. Без него я бы давно задохнулся. И, - Макс посмотрел на Лену, - не встретил тебя.

Лена даже не поморщилась. Она с удивлением и даже благоговением изучала парня, запертого в её ноутбуке. Желание коснуться его только выросло.

- Я могу чем-то помочь, Макс?

Парень улыбнулся и ответил:

- Да, Лена. Расскажи, пожалуйста, как выглядит жизнь из окна твоего трамвая, хорошо?