Protect Me From What I Want

Protect Me From What I Want

Protect Me From What I Want

Достаю из полупустой пачки палочку, запах которой часто раздражает носы окружающих. Знаю, что состояние моих легких оставляет желать лучшего, но все равно выуживаю из кармана спички и поджигаю сигарету.  Затягиваюсь.

Горький дым проходит в легкие, по пути царапая стенки горла.

Мне нравится чувствовать эту горечь и еле уловимую режущую боль. Никаких добавок в табаке, никаких дополнительных вкусов на фильтре.

Затяжка за затяжкой. Еле заметный огонек медленно подкрадывается к линии, на которой можно узнать название дряни, попадающей в мой организм.

Меня не волнует, что подростковая глупость приведет к совсем не детским последствиям уже, может, через пару лет. Меня не волнуют брезгливые и нравоучительные слова, которые так часто летят в мою сторону. Меня действительно не волнуют осуждающие взгляды, брошенные через плечо какой-то мамочкой, отодвигающей свое чадо от ядовитого дыма. Не волнуют и постоянные просьбы родителей бросить эту дурные привычку. Меня не волнует.

Бросаю окурок. Натягиваю капюшон и выхожу из-за угла дома.

Знаешь, а если бы ты даже в шутку сказала, что мне надо бросать курить, я бы больше никогда не потянулся к пачке с ядом.

С моря дует холодный весенний ветер. Достаточно теплый для этого времени года, но совсем не привычный этому городу. Кожа моментально покрывается мурашками. Передергиваюсь. Кеды, надетые на тонкие носки, и подвернутые джинсы не помогают согреться.

Мне всегда хотелось нравится людям. Хотелось ловить спиной заинтересованные взгляды. Именно поэтому летом я изнываю от жары, облачаясь во все черное, а зимой, когда температура опускается до отметки «пожалуй, не пойду сегодня в универ», терплю морозы, не желая застегнуть куртку, под которой виднеется «клевая» футболка.

Забегаю в открытый подъезд незнакомого дома, с облегчением прислоняюсь к старой, покрытой, наверное, десятком слоев краски, батареи.

Часто болею из-за своего глупого желания нравиться. Но даже непроходящий насморк и постоянная слабость не заставляют сделать правильный выбор между нелепыми шерстяными перчатками и «классными» митенками с костяшками.

Руки постепенно отогреваются, в пальцах уже чувствуется слабое жжение. Ступней все еще не чувствую. Застегиваю куртку и натягиваю рукава до самых кончиков пальцев в надежде сохранить чуть-чуть тепла. Через пару минут понимаю, что не в состоянии больше находиться на одном месте. Выхожу из подъезда, все еще трясясь от холода, но, тем не менее, снимая капюшон и расстегивая молнию на верхней одежде.

Я бы ходил в самой уродливой, но самой теплой куртке, если бы ты сказала, что беспокоишься о моем здоровье.

Замечаю недалеко от себя круглосуточный магазин. Маленький, с дешевой вывеской и пожелтевшими стенами. Смотрю на наручные часы. 22:49. Усмехаюсь. Что еще нужно бесцельно бродящему человеку для счастья, как ни пара сотен в кармане и 11 минут до конца продажи алкогольных напитков?

Алкоголь действует на мой организм в любом виде и в малых количествах. Пара банок не самого крепкого пива или небольшая бутылка коньяка, распитая на троих, возьмет мой разум без какого-либо сопротивления.

Продавщица на меня смотрит настороженно, на мою покупку — тем более. Я бы тоже сомневался продавать ночью алкоголь парню, вид которого не внушает особого доверия. Молча даю паспорт и деньги. Так же молча мне протягивают сдачу и бутылку с ржавой жидкостью.

Я редко забываю, что происходит со мной во время очередного уединения с алкоголем. Кто-то, может, скажет, что так даже лучше, но я не могу с этим согласиться. Вспоминать на протяжении нескольких месяцев, что ты творил в чужой квартире или в центре города — худшее наказание за совершенные поступки. Уверен, мой мозг мстит мне за мою печень, однако я не собираюсь жалеть ни один орган, ни другой.

Выхожу из теплого помещения на улицу, вдыхаю запах остановившейся весны, откупориваю бутылку.

Ни одна живая душа не увидела бы в моей руке алкоголь, сказав ты однажды, что тебе стыдно за мое пьяное поведение.

Пройдя неизвестное количество километров и освободив бутылку ровно пополам, останавливаюсь напротив какого-то здания. Только через несколько минут нетрезвых раздумий понимаю, что стою перед недостроенным зданием. То, что надо.

Сколько раз меня просили проходить мимо заброшенных зданий? Сколько историй я услышал, сколько биографий узнал. Но, как не сложно догадаться, меня не волнует. Полуразрушенные постройки всегда были моей страстью.

Поднимаюсь по расшатанным ступенькам, которые, скорее всего, должны были стать главным входом. Удивляюсь тому, что мой отвлеченный мозг сейчас способен строить такие сложные логические цепочки. Прохожу пару метров, чувствую слабость в ногах, облокачиваюсь об одинокую колонну.

Думаю, много кого привлекают здания с загадочной историей. Человек слишком человек, чтобы не обратить внимание на что-то таинственное. Я не исключение. Хотя, по сути, большинство таких историй выдуманы, а здания не более, чем устаревшая постройка или собственность обанкротившегося застройщика.

Постояв некоторое время в хорошо продуваемом подобии помещения (что обязательно скажется на моем прекрасном здоровье), продвигаюсь вглубь. Комнаты сменяются одна за одной. Время летит так же стремительно. Или нет. Откуда мне знать, ведь я не то, что за временем, я за собственными мыслями уследить не могу.

Слышу глухой звук. Скорее всего, он достаточно громкий, но, опять же, мое сознание… Плюю на мельчайшую трезвую часть разума, кричащую мне о необдуманности и опасности моего поступка. Иду прямо к источнику звука. Не страшно.

Я бы улыбнулся и прошел мимо, если бы ты с опаской посмотрела на сомнительное здание и неуверенно дернула мой рукав.

Судьба — та еще гадина. Про Карму вообще молчу. Встретить в полночь в заброшенном здании на окраине города группу нетрезвых личностей, когда ты сам в достаточной определенной кондиции — надо уметь. И я умею.

Кто-то посчитает меня сумасшедшим, но я не упущу возможности познакомиться с сомнительной компанией на улице. Адреналин, острые ощущения, яркие эмоции. Идиотизм.

Опускаю взгляд на руки. Когда это бутылка пропала? В голову приходит умопомрачительная, как мне кажется, идея: присоединиться к компании. Правда, не могу пока понять, к компании людей или их бутылки. С удовольствием принимают.

Как говорят? «Язык мой — враг мой»? С сожалением должен признать, что эта поговорка очень точно подходит мне.

Пьяный язык. Раскрепощенный разум. Слово. Еще пара. Кулак. Кровь. Ответ. Крики. Сирена.

Напомните мне врезать себе по лицу, когда я в следующий раз захочу открыть рот. Напомните, а я наплюю на это. Почему? Потому что мне нравится получать за то, что вовремя не заткнулся.

Чувствую холодную плоскость. Кажется, это пол. Грязный каменный пол. И, кажется, я на нем лежу. Чувствую теплую дорожку, стекающую по лицу. Кажется, это кровь. По всему телу ноющая боль. Сломанные ребра. Это мне точно не кажется. Глаза закрываются. В последний момент замечаю темные фигуры, направляющиеся ко мне от мигающей машины. Машина мигает?..

Я бы научился молчать, если бы ты просто попросила.

Попроси. 

Скажи, крикни, одерни, ударь. Сделай хоть что-нибудь.

Спаси меня от того, что мне нравится.