Ключи для Вовы

Ключи для Вовы

Ключи для Вовы

Жара, сухо. Рубашка, вымоченная смесью крови и пота, прилипла к ссадинам и жжет тело. Грубая льняная веревка больно натерла кисти и лодыжки. Кажется, тоже до крови. Солнце палит так, что разогретая пряжка ремня вот-вот начнет выжигать узор на животе. Это не пустыня, это сковородка, духовка под открытым небом. Даже кулак, что бьет по скулам, нагревается во время полета как кувалда в кузнице. Парня, что сегодня отводит душу, я назвал Вова. Верзила ВДВ-шник с перекачанными руками, нелепо прилепленными к туловищу как на пластилин.  Да и сам как пластилиновый Халк, только рыхлый. Как он только не плавится? Впрочем, этот не больше чем парень вчера, тоже Вова. После двух недель все на одно лицо и имя.


Где. Лежат. Ключи? Вова нагнулся к лицу очень низко. Чесноком пахнет.
Вова, любишь борщ, да?

Замахнулся. Только не по левой. Больно. Знает куда целить, обучен.

Ключи, просто отдай ключи. Завтра придет другой, за ним следующий, и следующий. Знаешь сколько нас в пустыне? И все будут бить. Сколько продержишься? Вова заискивает, любезничает, даже улыбается.


Вова, сегодня же последний день вроде. Дай попить, а?

Опять по левой. Кажется рассек до кости.

Дурак упертый, Вова достал Beretta из кобуры и почесал дулом нос, - завтра тебя забудут, а шрамы на лице останутся. История таких не ценит.


Верзила вытащил мобильный, вручную набрал номер и приложил к уху. Кто-то далекий ответил.


Алло,  откликнулся Вова, Саша? Блокируй. Упирается.

Вова положил трубку и произнес с ухмылкой:


Вот и все, Паша. Свободен.