Глава первая и единственная

Колодец

Глава первая и единственная

                Весна в Петербурге – столь же необычна, как и остальные времена года. Нева ещё покрыта льдом, на улицах по-прежнему лежат сугробы. В марте всегда кажется, что в прошлом году было теплее, а сейчас почему-то мороз. Но потом ты вспоминаешь, что так бывает каждый год, и как пару лет назад на первое апреля тоже шел снег. Весну в нашем городе перезимовать нелегко. Люди кутаются в шарфы и шубы еще сильнее, чем зимой. Приезжие недоумевают, где же пение птиц и весенние капели, воспеваемые нашими поэтами. Хорошо, что в это время день становится сильно длиннее, начинает согревать хотя бы ожидание потепления. Чистое небо и яркое солнце могут ввести в заблуждение, особенно гостей города, но ледяной ветер быстро расставляет всё по местам. Молнии на куртках снова застегиваются, а перчатки тут же оказываются на руках. Кроме удлинившегося дня о весне говорят разве что птицы, вернувшиеся с юга. Людей на улицах и в парках становится больше, они старательно подставляют солнцу свои лица и согреваются горячим кофе, перехваченным возле метро, или чаем из термоса. Многим повезло, они смогут пройтись по улице в одной футболке раньше других петербуржцев.

Вот и я оказался среди этих счастливчиков. Я сижу в самолете и лечу туда, где почки на деревьях давно распустились и уже в цвете миндаль. Ещё в аэропорту я сменил тяжелые зимние башмаки на легкие теннисные туфли, а пуховик упаковал в багаж. Весь полет я в предвкушении представляю, как сойду с трапа, и меня обдует теплый, ласковы ветерок. Выйдя с аэропорта, я увижу зеленые деревья и цветы. Выходя из дома на прогулку, мне не надо будет думать, надевать ли шерстяные носки и какой толщины выбрать свитер. Весна – это прекрасно.

 Мы уже давно взлетели, двигатели размеренно гудят. В иллюминаторе видно ярко голубое небо и кучевые облака, похожие на взбитый, сладкий творог. Кто-то из пассажиров спит, кто-то читает, большинство погружено в планшеты и ноутбуки. Я в такие моменты люблю просто поразмышлять о чем-нибудь важном и интересном.

                 Я всегда любил путешествия. А с тех пор, как стал писателем, полюбил их ещё больше. Для создания историй, характеров и миров нужно постоянно наполнять свой колодец впечатлений и идей. Поездки по планете, встречи с новыми людьми и знакомство с новыми местами буквально за пару дней переполняют этот источник. Бывает даже сложно вовремя вычерпывать мысли из этого хранилища, и они переливаются через край, впитываясь в окружающую почву, где скапливаются в озёрах подсознания. Но даже пролитые впечатления не пропадают зря. Такие глубинные плывуны иногда прорывает фонтаном озарения посреди рабочих будней, давая силы и вдохновение на несколько по-настоящему живых строк. 

Ещё одна приятность путешествий, на которую я стал обращать внимания — это время в пути. В самолёте, в поезде, в автобусе. Любая дорога из пункта А в пункт Б превратилась из ожидания в неожиданный подарок. Несколько медитативных часов, когда нет никаких важных дел, мозг не занят решением вопросов и не хочет никаких развлечений. Это время моего внутреннего рассказчика, он рвётся поведать обо всем, что когда-то оставило след в сознании. О прошлогодней весне, о том, как тепло было на берегу и как холодно на зеркальной глади озера, где наша лодка скользила среди рыбаков. О давних полетах в чудесные, диковинные страны, где даже крем не помогает от солнечных ожогов, а еда непохожа ни на что виданное ранее. О мытье посуды, о том, какое это приятное занятие, намыливать, смывать и вытирать, о том, какие причудливые истории рождаются при этом в мозгу. В такие моменты я готов с увлечением писать обо всём, что часто кажется обычным и будничным. 

И в первую очередь о том, что вся жизнь — это увлекательное путешествие, в котором даже мытьё пола или чистка зубов может наполнить ваш колодец до краев.