Глава I «Один мальчик»

Девочка с красным шарфом

Глава I «Один мальчик»

Когда-нибудь это все закончится.

Неважно, через месяц или два.

Это не любовь. Это лишь бессонница,

Идущая со мною сквозь года.


Мне лучше без наигранных расспросов.

Не стройте из себя заботливых людей.

Я все равно отыщу способ

Уйти от этой темы поскорей.


И все это когда-нибудь закончится.

Неважно, через месяц или два.

Но у вас никогда не получится

Найти такие нужные слова.

        

Привет всем, кто открыл эту безумную историю. Если честно, я сам не знаю, зачем пишу все это. Просто так. У меня нет целей, нет задач. Скорей всего я вообще заброшу это дело на главе четвёртой. Но сейчас мне надо выговориться, надо выплеснуть все, что накопилось за столь долгое время. Пусть бумага, извините, просто хотел попытаться выразиться красиво. И пусть «Заметки» в  моем телефоне узнают все то, что я не могу доверить даже самым близким.


Меня зовут Филипп – если вдруг кому-то это интересно. И да, я пишу сам о себе как последний эгоист, за что мне очень стыдно. И я в каком-то роде необычный мальчик, хотя так хотел бы им быть. Я инвалид-колясочник. И нет, я совсем не жду от вас эмоциональных всплесков руками или же грустных вздохов, они не нужны мне, как и ваши фальшивые, наигранные, утешительные речи. Я же знаю, что вам плевать, я знаю... Я не хочу, чтобы меня жалели, а тем более не хочу, чтобы изображали жалость. Мы не на съёмочной площадке, а вы не актёры кино, поэтому не надо, прошу, от этого становится только хуже. 


Я не стану придумывать какую-то фантастическую историю о том, как я стал таким, хотя любой другой бы, наверное, воспользовался этой возможностью. Нет, я не попал в аварию, нет, я не залез в горящий дом, чтобы вытащить оттуда маленькую девочку, нет, я просто родился таким. Я просто такой с самого начала. Я никогда не знал, что такое ходить, никогда не знал, что такое бегать босиком по траве, покрытой росой. Я не знаю и никогда не знал, что такое по-настоящему жить.


Наверное, тот день, когда я появился на свет был худшим в жизни моих родителей. Я даже не могу представить, какие муки они испытывали, узнав о том, что их ребёнок урод. Братьев или сестёр у меня нет, несмотря на то что наша семья довольно состоятельна. Думаю, это потому, что мои мать и отец боятся, что второй ребёнок тоже окажется ущербным. 

Порой я задумываюсь о том, почему они не сдали меня в детдом. Я ведь ни в чем не хорош. Я просто ужасен как внешне, так и изнутри. Если бы меня не было, то всем было бы только лучше.


Я глупый, хотя в школе есть люди, которые учатся хуже меня из-за своей безалаберности. Но я ничего не могу схватить налету, поэтому мне приходиться заниматься до поздней ночи. Ни один урок я не знаю на отлично, я ни в чем не профи. Все смеются надо мной. Конечно, чего ещё я мог ожидать? Как колясочнику, не обладающему особыми умственными способностями, избежать положения изгоя в насквозь прогнившем школьном обществе?


Я глупый. Так все говорят. 


Я некрасивый. Даже если забыть о парализованных ногах, то лицом я тоже не вышел. Несуразная маленькая «морда», усеянные веснушками щеки, растрёпанные темные волосы, из которых невозможно сделать какую-нибудь модную прическу и самые обыкновенные карие глаза. Я никогда не нравился девочкам. Да кому может понравиться беспомощный инвалид?


Я некрасивый. Так все говорят. 


Мой характер ужасен. Я слабый, склонный к суициду сопляк. У меня нет стержня, я не настойчив и неуверен в себе. Я мечтатель, рассуждающий о высоком, хотя ещё не видел жизни за пределами школы. Я тону, буквально утопаю в своих безумных мыслях, которые пожирают меня и заставляют мучаться ещё сильнее. 

Я всегда мечтал умереть. Просто закрыть глаза и осознать, что тебя больше не существует. Но опять же, я слишком слаб, чтобы протащить по собственному запястью остро заточенный нож. Я всегда думал, что идеальное место, чтобы покончить собой – это крыша, с которой видно весь город. Я всегда хотел летать, летать как птица, а для этого нужно сделать лишь шаг. Смерть – это столь маленькая плата за крылья. Но я никогда не был на крыше и вряд ли туда попаду со своей-то коляской.

И да, я все ещё на что-то надеюсь, наверное поэтому я до сих пор жив, хотя скорее всего это просто блеф, просто мои глупые фантазии о светлом будущем. 


Мой характер ужасен. Так все говорят.


Я отвратителен. Так все говорят. 


Это было небольшое описание меня, чтобы ввести вас в курс дела. Точно, я забыл сказать о том, что мне всего лишь шестнадцать. Ладно, не буду врать, шестнадцать мне исполниться только через неделю. Вы посчитаете, что желание казаться и быть взрослее глупо, и я соглашусь с этим. Это бессмысленно, ведь, чем старше становишься, тем больше проблем, обязанностей и переживаний. Если я хочу покончить с собой в свои пятнадцать, то что будет дальше? Когда я задумываюсь об этом, мне становиться страшно. Разве может быть хуже, разве может быть сложнее? А оно может и будет. 


Существо без ног априори не является человеком. Оно не достойно счастья, любви, заботы. Я не достоин всего этого. Моей привилегией остаётся только безрадостная жизнь или же такая желанная смерть. Другого для меня не уготовано. Нужно выбирать быстрее... Быстрее... Но я не могу. Мне страшно. Я слишком труслив, чтобы пойти правильной дорогой.


И теперь я должен, даже обязан спросить. Осталось ли у вас желание продолжать читать бредни малолетки? Если да, то я буду ждать вас на следующей странице своего поистине странного рассказа.