Несколько раз пальцами я ударил по клавиатуре

Несколько раз пальцами я ударил по клавиатуре

Несколько раз пальцами я ударил по клавиатуре

Несколько раз пальцами я ударил по клавиатуре, наслаждаясь характерным звуком. Поднял глаза. На экране вырисовалось предложение. Я перечитал его. Еще раз. Начинать писать текст с «Я» - плохая идея. В жюри наверняка будут сидеть снобы, которые прочли несколько десятков статей на тему «как стать писателем» или «100 ошибок начинающих писателей», или куда хуже сами написали эти статьи. Я поморщился. Кофе. Черт побери, более ванильного слова они не могли придумать? Я поднял голову и присмотрелся к обоям на потолке. Белые квадраты с цветами внутри висели надо мной, не ровно обрезанные и почерневшие в одном из углов. Капучино – вот это слово точно было бы хуже, в принципе, как и любое другое название кофе.

В голове роились воспоминание реклам, обрывки фильмов, скетчей, историй из книг и научно-популярных статей, целый возведенный культ вокруг химических реакций кипятка и молотых бобов. Курсор медленно, но уверенно продолжал маятником отсчитывать секунды, а я продолжал отшелушивать кусочки лака с журнального столика и бросать их на пол. Я представлял, как жюри выбирает несколько милых историй, где бумажный стаканчик с кофе стает ключом, катарсисом в сюжете. Упоминание этого слова единожды (желательно последним) в истории будет поклоном автора, после которого закроется занавес.

Подняться с табурета меня заставил знакомый шипящий звук, что доносился с кухни. Черная пена запекалась на стальной стенке турки, разливаясь по плите. Я вздохнул, взял из раковины тряпку и выключил газ. Достал смартфон. Открыл банковское приложение, ввел пароль. Я знал, что там ничего нет, но… Пускай Ее зовут Мери, а Его, ну не знаю, Карл. Я снял решетку, и продолжил.