1

Memoria

1

Я часто думаю, почему наша память так избирательна. Почему какие-то, казалось бы, важные моменты проходят, как дым, не оставляя следа в душе. А мелочи, тихие и незначительные остаются и греют всю оставшуюся жизнь.

Весенний день, кажется уже майский. Теплый и солнечный. Я в саду нашей дачи, под старой яблоней, осыпанной  нежнейшими розоватыми цветами. Это от них, да и не только  от них  воздух  напоен таким благоуханием, что слегка кружится голова. В тишине ясного дня можно услышать, как гудят пчелы над яблоневым цветом. Густая трава под ногами еще в полной силе, не иссушенная бешеным летним зноем. Сочная и мягкая. Ее цвет, тот самый, что называется "цветом молодой травы" приятно ласкает взор. И одуванчики, чудо весны. Маленькие солнышки на ножках яркими пятнами желтеют в изумрудной зелени. Цветок детства. Когда его сорвешь, тихо хрупнет ножка. Воткнешься носом в мягкий жёлтик и дышишь чуть сладковатым ароматом. Измажешься в пыльце. Можно даже эту самую пыльцу слегка лизнуть, ощутив себя на мгновение, не то пчелой, не то легкокрылой бабочкой.

В тот день, под цветущей яблоней, я читала "Загадку предвиденной смерти" А.Грина. Рассказ о человеке, с таким бурным воображением, что он смог внушить себе смерть. Читала и размышляла, возможно ли такое, внушить смерть. Налетевший внезапно порыв ветра перелистал несколько страниц, недвусмысленно намекая на то, что в такой день негоже думать о вещах столь мрачных. Весенний проказник захотел поиграть с цветами яблони. И розоватые, душистые лепестки закружились в легком вальсе. А потом осыпались в траву, запутывались в волосах, падали на страницы открытой книги. Волшебная душистая метель.

"Да какая может быть смерть? Откуда?" - с улыбкой думала я, пытаясь поймать лепестки. В этом прекрасном мире, где все цветет и благоухает. Где поют птицы, светит солнце и  теплый ветерок ласкает волосы. И впереди еще много-много таких дней, ясных и теплых. Вся жизнь впереди. И счастье большое-большое.

С тех пор прошло много времени. Я узнала достаточно и горя, и болезней. Войну и смерть близких. Счастье... Вот его узнать не довелось.

Не так давно я открыла ту самую книгу, на той самой странице. Лепестки. Уже сухие и сморщенные. Но для меня живые. Они рассказали о  майском дне, наполненном светом и безмятежностью. А еще, наверное, счастьем. Тем самым маленьким мимолетным счастьем, которое мы не всегда можем прочувствовать сразу. А начинаем понимать его только спустя много лет.