Лейла

Однолюб

Лейла

Гордон Каллисто

Мне было девятнадцать, когда я влюбился в первый раз. Когда мы переехали из Техаса в Айову, у нас начались тяжелые времена из-за проблем с долгами, ибо никто не хотел понижать арендную плату семье переселенцев. Отец вкалывал на ферме без перерывов и выходных, мать за мизерную плату ездила по всему штату впихивая ненужный товар наивным покупателям. И через год такого существования, мы вбились в русло, живя по стандартам общества. Наши родители начали дружить с того момента, как я устроился работать в лавку ее отца. Я был счастлив заниматься приятным делом, но еще большее удовольствие мне приносило наблюдение за ней - дочерью владельца магазина. Это была простая влюбленность, ничего большего я не чувствовал. Слепая нужда в посвящении своей будущей жизни одному человеку. Все.

Лейла идеально вписывалась в образ леди моего сердца. Пухлые, кроваво-красные губы, длинные ресницы, описывающие дугой акварельные глаза, околдовывали, а соломенные пряди волос вынуждали удивляться естественной красоте девушки. Она стала для меня идолом, да и ее игра на гитаре завораживала настолько, что я частенько оставался работать сверхурочно, лишь бы услышать знакомые звуки из маленькой подсобки. Иногда я набирался смелости, придумывая глупые причины, и заглядывал в крохотную комнатушку, чтоб лишний раз взглянуть в бесхитростное лицо, увидеть задумчивую улыбку, почувствовать на себе игривый взгляд...

Порой, казалось, что она само совершенство, хоть, откровенно говоря, я не был общителен с особами женского пола. Чаще всего, когда на горизонте появлялась девушка, я предпочитал скрыться и издали наблюдать за ней. Согласись, немного странная реакция для девятнадцатилетнего парня, но я ничего не мог с собой поделать.

Я бегал за ней, словно неразумный, но верный пёс. 19 лет... Что ещё ждать от жизни в этом возрасте? Когда в голове безумное количество планов, идей, надежд и смелое желание заявить о себе миру, ты нуждаешься в человеке, который сможет понять твоё рвение. И Лейла казалась подходящей персоной. Добродушная, нежная, чарующая и невероятно талантливая, я до сих пор вспоминаю о ней с теплой улыбкой. Она была самой честной из всех последующих женщин в моей жизни.

Как ни странно, в один солнечный день она сама призналась мне в любви, поцеловав за стеллажом. И хоть от неуклюжести я завалил половину инструментов, мне влетело от босса и я потерял карманник, мое сердце кричало от счастья и я уж было обрадовался, что нашёл ту единственную, но после... После она предпочла мускулистого спортсмена из Айовы, что неожиданно появился у нас в лавке, скупив весь товар, касающийся спорта, и помахав мне ручкой, скрылась в районе несбыточных мечт... Я помню, как копил деньги и один раз принес ей букет дорогих лилий, в надежде получить согласие на будущую помолвку, а она... Боясь ранить мои чувства, она оставила мне сверток с ее фотографией и маленькой, сожженной маргариткой - символом нашей любви. Как только мы начали встречаться, то решили придумать свой особый знак - цветущие маргаритки около магазина стали ознаменованием нашего светлого, распускающегося чувства. А то, что она сожгла одну из них значило только одно - хрупкий союз рухнул.

Я был несказанно расстроен и мои родители, дабы восстановить правящую справедливость отправились к ее отцу, жаловаться на легкомысленную дочь. Но магазин оказался закрыт, причем он уже почти продался одной паре из Далласа. Видимо её папа счел красавца более удачной партией, нежели бедного паренька-продавца. Они успокаивали меня как могли, даже преподнесли в утешающий дар мотоцикл, несмотря на то, что я и не плакал, не ругался, не бился об стену, ведь понимал, что на этом моя история не кончается, хоть первая влюбленность оказалась несчастливой...

Тина